История здания

     bc_sovet_website_2_03

    История здания,  в котором расположен бизнес-центр «Медведь», начинается с петровских времен. На месте дома № 40 по набережной реки Мойки в петровские времена размещался театр. В апреле 1723 года Петром I был дан указ о постройке театрального здания «на берегу речки Мойки и близ Государственной Полицмейстерской канцелярии». Здесь выступала труппа немецких комедиантов и оперистов под руководством Иоганна Карла Эккенберга. Представления этого театра, которые шли на немецком языке, непонятном большинству столичных жителей, да к тому же в весьма слабом исполнении, не были популярны в Петербурге. Театр сборов не делал, и спектакли в нем скоро прекратились. Уже через десять лет, в 1733 году, Анна Иоанновна приказала театр на Мойке «за ветхостью» сломать. К этому времени Санкт-Петербургу (после перерыва в 1728-1732 годах) был возвращен ранг Столицы, и вернувшаяся на берега Невы Императрица не жаловала дряхлые строения.

      Прошли десятилетия, и на этом месте в 1770 году молодой заезжий купец  француз Филипп-Якоб Демут основывает «заездный дом», в просторечии «Демутов трактир».  В начале января 1770 года газета «Санкт-Петербургские ведомости» сообщила, что «в стоящем подле Полиции (в соседнем доме № 42 находилось Управление полиции) доме купца Демута сдаются внаем 6 покоев». Место расположения гостиницы было отличным – в нескольких шагах от Невского проспекта, который с 1783 года стал главной улицей Санкт-Петербурга. Филипп Демут очень успешно сдавал внаем комнаты и торговал столовым вином. Однако в трактире не только предлагали жилье и еду, но также иногда давали концерты.

      Предпринимательская деятельность Ф.Я. Демута в России приносила ему немалые доходы. Участок домовладения Демута простирался от Мойки до Большой Конюшенной улицы, и в 1796 году Ф.Я. Демут застроил его, возведя новое 3-этажное каменное здание, фасадом обращенное на Большую Конюшенную и превратил трактир в первоклассную гостиницу. Описания Петербурга, изданные в Париже (1796 год) и в Лондоне (1825 год) рекомендуют отель Демута как самый комфортабельный в русской Столице. Теперь в «трактире» приезжим сдавалось более пятидесяти номеров. В их числе были особо комфортабельные апартаменты из нескольких комнат, обращенные окнами на Мойку или на Большую Конюшенную, были и дешевые номера с маленькими окнами, смотревшими в тёмный и грязный проходной двор.

      Вскоре эта гостиница была единогласно признана одной из лучших в Петербурге. Ф.Я. Демут получил звание коллежского асессора (что по изданной еще Петром I «Табели о рангах» давало потомственное дворянство), а в конце века стал директором Государственного Заемного банка. После смерти Демута его вдова унаследовала пять домов в Петербурге (в том числе два дома на Мойке, нынешние № 24 и № 40). Она передала содержание «Демутова трактира» французу Гюге, от которого в 1809 году дело перешло к купчихе Шарлотте Гюне, а в 1822 году по наследству к единственной дочери Демута Елизавете.

      Именно в те годы, когда владелицей трактира стала Елизавета Демут-Тиран (в некоторых источниках «Демутов трактир» называют «Домом майорши Тиран»), гостиница стала одним из центров культурной жизни Петербурга. По ее заказу в 1832-1833 годах на набережной р. Мойки был возведен 3-этажный на высоком цоколе дом (арх. Е.Т. Цолликофер), а также новый флигель с южной стороны двора. Арендатором «Демутова трактира» (так продолжал называться отель) стала купеческая дочь Елена Бергштрем. Цены на номера в трактире были очень высоки. Но, несмотря на «возвышенные цены», постояльцев было очень много, свободных комнат никогда не было, меньше чем на неделю номера не сдавали. Жившие у «Демута» подолгу могли обставлять комнаты по своему вкусу.

      «Демутов трактир» - третий дом по набережной реки Мойки от Невского проспекта между Конюшенным и Полицейским мостами, стал самым первым петербургским домом, в котором жил Александр Сергеевич Пушкин. Вместе со своим дядей Василием Львовичем он приехал в июне 1811 года сдавать экзамен в Царскосельский Лицей. Юрий Тынянов об этом писал: «Друзья наняли для Василия Львовича три комнатки, довольно мрачные, в Демутовой гостинице, на Мойке. В комнате побольше спал дядя, рядом была комната Александра, а сзади темная клетушка с перегородкою, там помещалась Аннушка, за перегородкою же повар Блэз с камердинером. Кровати были тяжелые, оконные завеси плотные».

      Здесь Пушкина навещали В.А. Жуковский, И.А. Крылов, князь П.А. Вяземский, Е.А. Баратынский, П.А. Плетнев, А.С. Грибоедов, А. Мицкевич. Путеводители по пушкинскому Петербургу возвращаются к «Демуту» постоянно: в общей сложности на Мойке, 40, поэт прожил гораздо дольше, чем в своей квартире на Мойке, 12.

      Вся петербургская холостяцкая жизнь Пушкина после возвращения его из ссылки была связана с гостиницей «Демута».  Летом 1827 года Пушкин работал здесь над «Евгением Онегиным», «Графом Нулиным», «Сценой из Фауста», «Песнями о Стеньке Разине». В начале 1828 года на экземпляре «Цыган», подаренном Анне Павловне Керн, поэт написал: «Её превосходительству А.П. Керн от господина Пушкина, усердного её почитателя. Трактир Демут № 10». Этот адрес значится и в документах  неотступно следившей за поэтом полиции.

      30 апреля 1828 года Пушкин чествует у себя Адама Мицкевича, приглашены Жуковский, Крылов, Хомяков, Плетнев. Мицкевич поразил собравшихся великолепной импровизацией «силою, богатством и поэзией своих мыслей: Сам он был весь растревожен, и все мы слушали с трепетом и слезами» – писал П.А. Вяземский. А 19 октября 1828 года здесь, на Мойке, праздновалась семнадцатая годовщина Царскосельского лицея. Протокол дружеского собрания вел Пушкин. Тогда же, осенью 1828 года в Демутовой гостинице Пушкин приступил к работе над поэмой «Полтава».  

      Снова Пушкин жил у «Демута» в 1830 году, а в последний раз он поселился в трактире в мае 1831 года, приехав из Москвы с молодой женой Натальей Николаевной.  Окончательно поэт  съехал от «Демута» только тогда, когда, женившись, нанял собственную квартиру.

      В «Демутовом трактире» традиционно останавливались многие знаменитости. В 1800 году здесь жил генерал М.И. Платов. В мае 1812 года в номерах остановился прусский государственный деятель Г.-Ф. фон Штейн. Может быть, именно в этих стенах он обдумывал проекты общеевропейской борьбы с Наполеоном, для этого фон Штейн и прибыл в Петербург. В 1810-х годах в гостинице «Демут» останавливались будущие декабристы П.И. Пестель, Г.С. Батеньков и М.П. Бестужев-Рюмин. Здесь произошло знакомство поэта-декабриста А.А. Бестужева с А.С. Грибоедовым. А.С. Грибоедов останавливался в «Демуте» дважды. 1 июня 1824 года он приехал в Санкт-Петербург с рукописью книги «Горе от ума». Еще на подъезде к городу, ему «пришло в голову придумать новую развязку». Сняв номер в трактире, он тотчас же достал рукопись. «Стихи искрами посыпались в самый день моего приезда» – писал он позднее. Таким образом, его гениальная комедия, история ее написания непосредственно связана с «Демутовым трактиром». Второй раз А.С. Грибоедов останавливался здесь в марте 1828 года, когда он привез в столицу Туркманчайский мирный трактат с Персией. Весть о том, что он везет мирный договор с огромными привилегиями для России, облетела весь город. Высший свет, а также писатели, артисты, музыканты, военные ждали приезда А.С. Грибоедова несколько дней. Булгарин вспоминал: «С нетерпением ожидали его: по какому-то инстинкту я несколько дней кряду ходил в заездный дом Демута. Наконец 14 марта, около полудня подъехала кибитка, и я принял его в мои объятья. Соседом Грибоедова на этот раз оказался Пушкин».   

      В 1818-1824 годах у «Демута» в 54-нумере шесть лет прожил участник войны 1812 года П.Я. Чаадаев, один из самых ярких философов пушкинской поры.

      В разное время в гостинице «Демут» останавливались генералы М.И. Платов и А.П. Ермолов, государственный деятель М.М. Сперанский, будущий хирург Н.И. Пирогов, поэты Ф.И. Тютчев, К.Н. Батюшков. В 1839 году в «Демутовом трактире» остановился приехавший в Петербург А.И. Герцен. В 1859 году здесь квартировал прусский посланник при русском дворе Отто Бисмарк. В 1861, 1871, 1872, 1874 и 1876 годах постояльцем трактира был И.С. Тургенев, в 1880 и 1881 годах - И.Е. Репин. В 1853-60-х годах и с конца 1880-х гг. до 1891 года в Демутовом трактире помещался Шахматный клуб, вице-председателем которого был М.И. Чигорин.

      В 1880-х годах комплекс гостиничных зданий приобрело Петербургское городское кредитное общество. Вскоре им завладел Павел Григорьевич фон Дервиз. Для него здания перестраивались по проекту архитектора А. Ф. Красовского, часто работавшего на этого заказчика. В 1892 году Красовский надстроил корпус со стороны Мойки четвёртым этажом. Через два года корпус на Большой Конюшенной улице был надстроен пятым этажом, на котором появилась ещё и мансарда. При этом был изменён облик фасадов зданий. Тогда же здесь был установлен один из первых электрических лифтов (машина системы Отиса). Красовский работал и над дворовыми флигелями. В 1898 году двор со стороны Большой Конюшенной улицы был перекрыт железостеклянным перекрытием, здесь был устроен большой зимний сад. Это один из первых атриумов в Петербурге. Позже помещения зимнего сада занял Русский торгово-промышленный коммерческий банк. Вход в него находился посередине здания, вход в ресторан "Медведь" - слева.

      Помещения дома П. Г. фон Дервиза со стороны Мойки в 1890-х годах занимало Управление казённых железных дорог. В августе 1895 года сюда поступила на службу Надежда Константиновна Крупская.

     С начала 1900-х по 1917 год хозяевами участка были великие князья Кирилл и Борис Владимировичи. Это не изменило судьбу зданий. Многие помещения сдавались внаём. Здесь работали офисы разных промышленных предприятий, Общества пароходства по Волге, Общества любителей исполнителей камерной музыки. Постепенно все эти организации покидали свои помещения. «Долгожителем» оставался только ресторан «Медведь». После капитальной реконструкции 1914 года (проект архитектора Н.И. Алексеева) помещения банка отошли ресторану. Интерьеры были переделаны в стиле неоклассицизма. В 1917 году ресторан был закрыт. В здание, получившее название Народного дома, въезжали различные организации. В 1929 году ресторанные помещения были отданы детскому театру «Пионер Трам». В 1934 году здесь был открыт филиал ТЮЗа, через два года преобразованный в самостоятельный театр - Новый ТЮЗ. На его сцене выступал П.П. Кадочников. В 1938 году на этой театральной площадке впервые была показана сборная эстрадная программа. Осенью 1939 года здесь впервые выступил Аркадий Райкин, впоследствии долгое время руководивший театром Эстрады, расположенном вместо ТЮЗа.

     В советское время в части помещений бывшего «Демутова трактира» располагалось общежитие Ленинградского педагогического института имени Герцена. С 1961 года в здании было открыто Ленинградское бюро путешествий, первая подобная организация в CCCР. С 1993 года здание принадлежит ОАО «Совет по туризму и экскурсиям Санкт-Петербурга».

Ресторан «МЕДВЕДЬ»

      Ресторан «Медведь», существовавший с 1878 года при гостинице Демута, находился со стороны Большой Конюшенной улицы (дом № 27) и был открыт бельгийцем  Эрнестом Игелем. Визитной карточкой  ресторана стало чучело медведя с подносом в лапах, встречающего посетителей у входа. Этот ресторан был один из самых популярных в Санкт-Петербурге. Его постоянными посетителями были богатые фабриканты, заводчики, купцы и предприниматели. В 1910-х годах ресторан часто посещал Фёдор Иванович Шаляпин.

      Сразу после открытия «Медведь» был выбран петербургскими литераторами для своих постоянных встреч. Игель специально для этого оборудовал подвальный этаж ресторана. Первый обед здесь состоялся 1 октября 1878 года. Торжественный вечер в честь актрисы М.Г. Савиной собрал в «Медведе» более тысячи гостей. На чествовании актёра К.А. Варламова хозяйкой-распорядительницей была В.Ф. Комиссаржевская.

      В конце 1890-х «Медведь» возглавил бывший владелец московского «Яра» A.A. Судаков, родом из Ярославской губернии (свою карьеру начал буфетным мальчиком в одном из московских трактиров). При нем дело приобрело настоящий размах: в ресторане было два зала на 100 и 150 мест, 20 кабинетов, которые обслуживали 70 официантов. Работой 45 поваров руководил шеф-повар А.А. Чесноков. Судаков не пренебрегал никакими новшествами. В «Медведе» появился первый в Петербурге «американский бар», привлекавший своей новизной и необычностью как старых, так и, самое главное, новых клиентов. Здесь все было внове для русской публики – и «смешанные» напитки (коктейли), и барная стойка, и высокие стулья.

      В 1906–1907 годах в ресторане по приглашению известного виноторговца Депре, вероятно, большого любителя женской красоты, выступали кафешантанные звезды. «Вчера, 2-го Февраля, зал был переполнен фешенебельной публикой. В этот вечер программа обогатилась двумя первоклассными «звездами». Это – красавица-испанка Феерия с ее испанской труппой, производившая положительно фурор своими жгучими танцами, и изящная красавица парижанка m-lle Андрэ Дарси, пикантные куплеты которой вызвали энтузиазм всей многочисленной изысканной публики. Успех этих двух новых номеров прямо-таки необычайный. Безусловно, сильнейшим магнитом нынешней программы и будут эти столь понравившиеся всем номера», – сообщал «Петербургский листок».

      Как и многие рестораны, «Медведь» закрывался на летний период, когда «весь Петербург» покидал столицу, отправляясь на дачи, за границу или в имения. Сезон в «Медведе» заканчивался обычно 1 июля. Однако в 1900-е годы своего рода летний филиал «Медведя» появился в дачном Парголове. Окончательно же ресторан был закрыт уже при советской власти.